Юрий Береснев (anti_chief) wrote,
Юрий Береснев
anti_chief

Category:

Таки совершенно нетолерантный пост. Закопают ли гастарбайтеры русских в демографическую яму?


- - - - - - - - - - - - - - -
Автор
: обозреватель «КП» Сергей Мардан


НУ КУДА ИХ СТОЛЬКО?

В России сегодня около 10 миллионов гастарбайтеров. Для страны со 146 миллионами населения это очень много.
В стране по-прежнему целые области изнемогают от безработицы, при этом и без того скудные рабочие места отдаются приезжим из южных республик бывшего СССР.

ДЕЛЯТСЯ СО СВОИМИ

Российская миграционная политика - прямое отражение мышления крупного бизнеса. Наши миллиардеры - налоговые резиденты Швейцарии и Великобритании. Для них Россия выглядит экраном компьютерной стратегии. Есть ресурсы, есть активы, и они должны работать. Если узбекские рабочие обходятся на 30% дешевле местных, бизнесмены просто завозят на территорию узбекских рабочих. Что будет с местными жителями и что будет с этими узбеками потом - эффективных собственников не интересует.

Это на руку и местной власти. Мигранты - это деньги. За мигрантов всегда хорошо платят, официально и неофициально. Для мигрантов не нужно строить школы и больницы, они не требуют отчета от власти, чем она занимается. В конце концов мигранты не голосуют, что тоже очень удобно.

Миграция становится все более серьезным фактором внутрироссийской жизни и ключевой угрозой внутренней стабильности.

Мигранты несут в себе черты самых энергичных, мобильных и предприимчивых представителей своих народов. Они хорошо мотивированы и сплочены общей задачей выживания в чуждой среде.

Им достаточно самой малой зацепки, небольшого успеха, чтобы немедленно начать расширяться. Они охотно делятся со своими - заказами, связями. Приезжие выступают в переговорах с чиновниками и полицией единой структурой, платя взятки «за диаспору целиком», что выгоднее и для них, и, конечно, удобнее для коррумпированной власти.

Постепенно формируются целые экономические сегменты, где этнические группы становятся заметны или даже начинают властвовать.

В строительстве до 80% рабочих - иностранцы. Хотя это одна из немногих динамично развивающихся отраслей, которая по идее должна вытаскивать специалистов из депрессивных русских регионов. На стройках Москвы, Петербурга или Воронежа по-прежнему русская речь служит исключительно языком межнационального общения.

Дорожное строительство, уборка территории, например, в наших столицах полностью заняты иностранными рабочими из Узбекистана, Киргизии, Армении. Система получения подрядов вроде бы жестко регламентирована, описана многочисленными тендерными процедурами. Но на укладке бордюров или среди дворников вы русских рабочих не встретите.

«ПЛАВИЛЬНЫЙ КОТЕЛ» НЕ РАБОТАЕТ

Еще одним болезненным фактором, который драматически влияет на баланс трудовой миграции в России, стали пять лет майдана и война на востоке Украины. Если раньше украинцы были крупнейшей группой среди приезжающих в Россию на работу, в 2015 году их приехало 2,5 миллиона человек, то сегодня их число уменьшилось до 1,7 миллиона. Лидерство перешло к Узбекистану.

Безвизовый въезд в Европу, где более высокие зарплаты, чем в России, уменьшили число украинских рабочих у нас на треть. Вместо близких по языку и культуре украинцев в Россию едет настоящая Азия, которую ассимилировать, тем более в таких количествах, невозможно.

Дело, однако, не только в иностранных паспортах. В исторических русских городах одинаково чужеродно выглядят как граждане независимого Узбекистана, так и уроженцы российского Северного Кавказа. Для коренного населения они такие же культурно инородные элементы. Особенно когда приезжие не стремятся к интеграции в русскую культуру, а живут замкнутыми сообществами.

Вопрос интеграции иммигрантов встает пугающим и безответным вопросом каждый Курбан и Ураза-байрам, когда на молитву в центр Москвы съезжаются сотни тысяч мусульман. «Плавильный котел» у нас, как в Америке, не работает. А власть не хочет и не готова обсуждать этот вопрос. Потому что иначе придется признать, что ее миграционная политика рискованная и близорукая.

Национальные сообщества формируются не только в среде грузчиков или дворников. В России сколачиваются целые этнические отрасли, которые становятся закрытыми системами. Так же выстраиваются и этнические бизнес-корпорации. Для разных больших и малых «кавказских» бизнес-групп этнический фактор всегда был и остается ключевым в выборе партнеров и найме персонала.

В США такие корпорации давно уже были бы завалены исками о дискриминации. Но в России пока все по-другому.

Российское государство ведет с этими структурами дела, заключает многомиллиардные контракты и совершенно не смущается их подчеркнутым «национальным колоритом».

Прячась за термином «многонациональный российский народ», власть прямо игнорирует интересы русского народа, который составляет, вообще-то, 85% населения страны. Подобный национальный баланс трактуется ООН как моноэтническое государство. В России это не так.

Как и во времена СССР, русские лишены своей политической субъектности. Россия сохранила национально-территориальное деление, нарисованное Сталиным, в котором русские на целых территориях оказываются дискриминированными, как это ни смешно звучит. Русские в России дискриминируются, потому что они - русские. Не так? Ну так посмотрите на национальный состав руководства национальных автономий.

Говоря о демографической проблеме в России, надо наконец прямо сказать, что это прежде всего проблема русских.

Это малые русские города и русские села вымирают. Это именно русские находятся в глубокой демографической яме, из которой не могут выбраться, потому что за ХХ век именно они принесли самую большую жертву в двух мировых войнах и бесконечной гражданской войне, продолжавшейся 70 лет. Предполагать, что истерзанный, обескровленный и разделенный народ в состоянии успешно переварить миллионы пришельцев, может только глупец или предатель.

https://www.msk.kp.ru/daily/27010.1/4073575/
Tags: беспредел, коррупция, мигранты
Subscribe
promo anti_chief 16:44, yesterday 11
Buy for 10 tokens
Жительница Швеции Анника Хернрот-Ротштейн обвинила полицейских в антисемитизме из-за фото, вклеенного в ее паспорт. По словам 38-летней женщины, ее сфотографировали в паспортном столе полиции под Стокгольмом, и она пришла в ужас, увидев, что на фото у нее появился «нос…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments